БРИЛЛИАНТЫ
КУПИТЬ БРИЛИАНТЫ
БРИЛЛИАНТ
ПРОДАЖА БРИЛЛИАНТОВ
КОНТАТКЫ
КАРТА САЙТА
МЕСТОРОЖДЕНИЯ АЛМАЗОВ
ЧИСТОТА БРИЛЛИАНТОВ
GIA ЦВЕТА
ЦВЕТ БРИЛЛИАНТА
ЦВЕТНЫЙ БРИЛЛИАНТЫ
ВЕС БРИЛЛИАНТОВ
4C БРИЛЛИАНТОВ
GIA И AGS
УХОД ЗА БРИЛЛИАНТАМИ
DE BEERS
ОГРАНКА БРИЛЛИАНТОВ
ФОРМА ОГРАНКИ
ОГРАНКА АЛМАЗОВ
ПАРАМЕТРЫ ОГРАНКИ
ОРГАНКА МАРКИЗА
ОРГАНКА ГРУША
ОГРАНКА ОВАЛ
ОГРАНКА ПРИНЦЕССА
ОГРАНКА ИЗУМРУД
ОГРАНКА РАДИАНТА
ОГРАНКА СЕРДЦЕ
ОГРАНКА ТРИЛЛИАНТ
ОГРАНКА БАГЕТ
ОГРАНКА БАГЕТ ТРАПЕЦИЕВДНЫЙ
ОГРАНКА
ЭЛЕМЕНТЫ ОГРАНКИ
КАЧЕСТВО ОГРАНКИ
ОГРЕШНОСТИ В ОГРАНКЕ
СИММЕТРИЯ БРИЛЛИАНТОВ
ПРОПОРЦИИ БРИЛЛИАНТОВ
ДЕФЕКТЫ В БРИЛЛИАНТАХ
ОЦЕНКА ОГРАНКИ
РОССИЙСКАЯ ОГРАНКА
СОВЕТЫ ПО ГОРАНКЕ
РАССПИЛИВАНИЕ АЛМАЗОВ
ШЛИФОВКА АЛМАЗОВ
РУНДИСТА
ПАВИЛЬОН
ПЛОЩАДКА
ЗВЕЗДНЫЕ ГРАНИ
ШЛИФОВКА АЛМАЗОВ
 
 
 
 
 

Искусство шлифования алмазов

 Вне зависимости от того, из какого сырого алмаза производится бриллиант, весь процесс делится на три основных стадии:
● Обточка (грубая обдирка) ● Шлифование павильона ● Шлифование короны
В зависимости от числа рабочих на фабрике эти основные процедуры разбивают на промежуточные этапы. Обдирка алмаза (после распиливания или раскалывания сырого камня) — первый основной этап. Здесь от мастерства рабочего зависит, сколько веса потеряет алмаз в процессе огранки и шлифовки. Поэтому эта задача требует гораздо больше внимания, чем сама огранка алмаза. Любой руководитель шлифовальной фабрики естественно уделяет этому департаменту больше всего внимания.
В начале половинки распиленных алмазов тщательно изучаются и сортируются по группам. Камни помечаются с помощью разноцветных маркеров.
Идеальные половинки помечаются красным и сразу же попадают к мастеру обдирки. Камни с неправильными пропорциями сначала отправляются в специальный отдел, где на нижней части алмаза наносятся четыре грани.
Благодаря этому форма камня изменяется и теперь он может быть легко установлен между штифтами обдирочной машины. Другие камни с нестандартными формами (например, слишком плоские) обрабатываются в индивидуальном порядке.
Для обдирки камень закрепляют между двумя вращающимися штифтами. Затем вращающийся камень обдирается об другой алмаз. Этот процесс продолжается до тех пор, пока камень не станет идеально круглым. Его нижняя часть теперь имеет идеально круглую форму. Обработанная поверхность перпендикулярна нижней части и опоясывает весь камень, образуя будущий рундист бриллианта.
Если мастер проявит небрежность (к примеру, пытаясь обработать больше камней за час), обточка будет слишком сильной и камень потеряет слишком много веса. Если же обточка будет недостаточной, тогда впоследствии при огранке рундист может частично исчезнуть. В этом случае весь процесс придется начинать сначала. Поэтому здесь, чтобы получить оптимальные пропорции, крайне важен превосходный глазомер и опыт рабочего. Обдирщик обрабатывает от 60 до 120 камней в день, в зависимости от их размера.
 Шлифование алмазов — нелегкая профессия. Первым условием здесь является то, что эксперты называют «легкой рукой». Уже через пару недель мы видим, кто из наших испытуемых кандидатов обладает легкой рукой, а кто тяжелой.
Обладание легкой рукой означает сочетание точных двигательных навыков с определенной чувствительностью.
Однако физические данные — далеко не единственные важные факторы, нужные хорошему шлифовальщику. Из каждых 11–12 кандидатов, которые подошли под наши критерии и начали работать с нами, через 6 месяцев остается лишь один. Хорошему шлифовальщику помимо прочего нужна способность к правильным геометрическим суждениям. Нанося грань, шлифовальщик должен с самого начала процесса уметь распознать: правильный ли он выбрал угол либо слишком крутой или плоский. Когда нанесение грани доходит до запланированного предела и грань становится достаточно большой, процесс должен быть мгновенно остановлен. Если после достижения предела, процесс будет продолжаться, новая грань зайдет на соседние. Такая работа будет безжалостно исправлена, поскольку нашим стандартам удовлетворяет только идеальная огранка. Это зачастую означает, что весь павильон должен быть переделан, поскольку каждое исправление уменьшает соседние грани, и их тоже приходится исправлять. Следовательно, шлифовальщик должен иметь хорошее понимание геометрии или хотя бы острый глаз, который незамедлительно скажет ему, если угол будет слишком большим или маленьким. И речь здесь зачастую идет о поверхностях размером в одну пятнадцатую миллиметра!
Начиная шлифовальные работы 25 лет назад, среди прочих мы задавали на собеседовании такой вопрос: в скольких точках соприкасаются куб и вписанная в него сфера? По ответам соискателей можно было заключить, имели ли они чувство геометрии или нет. Мы принимаем резюме только от кандидатов, закончивших десятилетнее образование в школе, что в Индии встречается не слишком часто. Огранка алмазов с такой точностью, требует наличия сильного характера. Чтобы обработать алмаз — крепчайший материал на земле — нужен боевой дух и значительная сила воли. Если шлифовщик не приложит достаточно усилий и упорства, его результат, выраженный в количестве обработанных камней, будет настолько мал, что не окупит его труд. Здесь требуется выносливость и упорство. Необходимо уметь часами находиться в состоянии полной концентрации и не давать внешним факторам отвлекать себя в течение всего дня.
Наши шлифовальщики должны развить в себе точность и безупречность за очень короткое время, что было бы сложным даже для европейцев. В Индии же это полностью идет в разрез с местным окружением и образом жизни людей.
Индийская культура отличается широтой взглядов и терпимостью. Терпимостью ко всем проявлениям негативного: бедности, грязи, беспорядка. Мы же ожидаем от рабочих полностью противоположного. То же самое с типичной индийской привычкой относиться ко всему легко, не придавать ничему большого значения, и несколькими другими аналогичными аспектами индийского менталитета. Все это значит, что наши шлифовальщики должны быть достаточно гибкими, чтобы пройти через такую серьезную трансформацию характера. Это очень непросто. Научиться точной огранке алмазов — весьма непростая задача, подразумевающая неизбежную тренировку характера.
Шлифовальщик алмазов также должен иметь сбалансированный ум, поскольку отсутствие невозмутимости и внутреннего спокойствия неизбежно приведет к ошибкам. Малейшая небрежность может привести к потере всего камня. Если установить алмаз под неправильным углом или с неверной скоростью он может расколоться об точильный диск на множество кусочков.
Работа в «Адити Даймондс» начинается в 6:00. Через два часа после начала рабочим подают чай либо горячее молоко, а начиная с 9:30 разные отделы по очереди уходят на ланч, который подается в двух открытых столовых. Отсутствие переутомления и типичная индийская жизнерадостность хорошо заметны во время перерыва, когда повсюду видны только смеющиеся лица.
На нашей кухне готовят очень вкусную еду. Повар учитывает индивидуальные предпочтения рабочих.
Рабочий день заканчивается в 14:30. Причина таких рабочих часов в том, что ранним утром, особенно в Индии, уровень концентрации, а следовательно и продуктивности, гораздо выше, нежели после обеда. Когда за окном только начинается рассвет, наши рабочие уже с головой погружены в свою работу. Повсюду еще стоит тишина и прохлада. Никто еще не успел поругаться с соседом или обсудить семейные проблемы с женой. Еще есть время, прежде чем неизбежный индийский хаос заполнит сознание. Ничто не отвлекает внимание, наш уголок концентрации и безупречности свободен от обычных радостей и печалей ежедневной индийской жизни.
Внутри компании поддерживается строгая дисциплина, выражающаяся в соблюдении некоторых правил. Если шлифовальщик теряет алмаз, он/она не имеет права покидать помещение до тех пор, пока не найдет его. Под воздействием трения о шлифовальный диск, алмазы довольно часто выскакивают из креплений и улетают довольно далеко. Зачастую шлифовальщик проводит несколько часов в поисках улетевшего камня. Самые долгие поиски длились 12 часов! Однако не было ни одного случая, чтобы потерянный алмаз не был найден. Был случай, когда камень нашли в 12 метрах от рабочего места — на оконном карнизе на высоте трех метров. В другой раз камень угодил в мусорное ведро. Уборщица успела опустошить его, и мы нашли камень в куче мусора рядом с заводом.
Отношения между руководством и рабочим составом в целом складываются очень хорошо. Культурная разница между индийским и немецким менталитетом была в значительной степени преодолена. Мы хорошо узнали друг друга и смогли объединить наши различные миры в продуктивном синтезе. За 29 лет существования компании у нас было только две
забастовки, и даже они были вызваны отнюдь не условиями труда или оплатой. Первая забастовка произошла 22 года назад, когда впервые случилось так, что женщина-работник зарабатывала больше, чем большинство мужчин. Она попросту работала лучше своих коллег и производила больше камней, что и делало ее заработок больше. Это привело к тому, что мужской состав компании отказался получать свою зарплату. Ситуация, когда женщина получает ту же оплату, что и мужчина за одинаковую работу, была неслыханной в Индии 1987 года. Со второй, более серьезной проблемой мы столкнулись, когда назначили женщину на должность младшего руководителя. Поставить рабочих-мужчин под надзор женщины было неслыханным и довольно рискованным делом в то время. Управляющий и некоторые старшие руководители даже получили от персонала анонимные письма с угрозами.
Не менее рискованным было и наше пренебрежение к индийской кастовой системе, которой был связан каждый рабочий. По сей день влияние каст настолько сильно, что, к примеру, на овощном рынке большинство индийцев покупают овощи только у продавцов своей касты, даже если им приходится переплачивать или покупать товар менее качественный, чем у соседнего продавца. Сегодня наши сотрудники посмеялись бы над теми проблемами, которые имели место в самом начале. Люди добровольно переняли те элементы европейского поведения, которые сочли подходящими.
Однако серьезная культурная проблема стоит сегодня так же, как и 25 лет назад: отсутствие разделения пространства на мужскую и женскую зоны. До сих пор почти все браки в Индии заключаются родителями. Браки по любви довольно редки. Поскольку в «Адити Даймондс» мужчины и женщины работают вместе, вполне естественно, что мы довольно часто наблюдаем, как завязываются новые отношения, которые иногда перерастают в браки по любви. Зачастую это создает у таких людей серьезные проблемы с семьями, в особенности, если влюбленные принадлежат к разным кастам или слоям общества. Тем не менее, уровень разводов в индийских браках по любви по-прежнему крайне велик.
Встреча европейского и индийского менталитета на нашей фабрике стала серьезным вызовом для обеих сторон. Никому не было просто. Однако в результате мы получили чрезвычайно устойчивую и продуктивную систему, которая, скорее всего, превосходит обе эти парадигмы по отдельности.
Наш первый шлифовальщик, Раммурти, по-прежнему работает в «Адити Даймондс». Сейчас он руководит производством, отвечая за все вопросы, связанные с технологическим процессом и персоналом.
Управление коммерческой частью дел шлифовальной фабрики — отдельное искусство. Шлифовальное предприятие, в особенности, если его специализация — огранка высшего качества, всегда подвержено риску зависимости от нескольких больших заказчиков. Чтобы иметь постоянный оборот средств, мы должны держаться за больших производителей ювелирных изделий, которые имеют постоянную потребность в бриллиантах и, благодаря этому, могут четко устанавливать объемы месячных закупок.
Это встреча с представителями одного из наших крупнейших клиентов из Кувейта. Им принадлежит одна из самых больших в мире ювелирных сетей: более 140 магазинов только на Среднем Востоке. Они приехали в Пондичери на два дня и точно знали, чего хотели!
Заключать такие сделки всегда непросто. Большие заказчики часто пытаются диктовать не только количество камней определенного размера и качества, но и тип огранки. К примеру, в США существует большой спрос на алмазы с очень маленькими площадками и высокой короной, так называемая «идеальная огранка». Производители колец с пружинистой закрепкой хотят фацетированные рундисты, производители свадебных колец предпочитают плоские бриллианты, производители часов устанавливают точные допуски для углов короны.
Самая большая проблема здесь — калибровка. Если клиент заказывает 5000 бриллиантов диаметром 2,9 мм цвета Top Wesselton и чистоты VS, то выполнить этот заказ будет почти нереально. Сырые алмазы нельзя выбрать при покупке, чтобы получить из них бриллианты заданного размера. То же и с чистотой. Мы можем только предполагать, каким будет результат после огранки. Чтобы получить 5000 камней 2,9 мм Top Wesselton VS, мы должны будем сделать примерно то же количество бриллиантов с цветом на уровень ниже и столько же с цветом на уровень выше. Аналогично и с чистотой — на уровень выше и на уровень ниже — что вместе даст нам девятикратное количество (три уровня цвета и три уровня чистоты). Затем все это умножится еще на 3 или 4 из-за различных размеров. В итоге мы должны будем сделать в 30–40 раз больше бриллиантов, чтобы выполнить один такой специфический заказ. Если же заказчик хочет и определенный тип огранки, то задача вообще становится невозможной: кто потом купит оставшееся тридцатикратное количество камней со специфической огранкой?
Поэтому большие производители ювелирных изделий обращаются к оптовикам, которые выполняют свою работу, собирая вместе нужное количество определенных бриллиантов, купленных у разных заводов. Здесь зачастую присутствуют два этапа: сначала брокеры на
бирже закупают бриллианты в больших количествах у шлифовальных фабрик, либо берут камни на реализацию. Затем оптовики покупают только то, что им нужно, чтобы скомпоновать специализированные заказы производителей. Если производитель хочет обойти два этих уровня посредников и получить некоторое ценовое преимущество, ему придется идти на компромисс и преобразовывать свой модельный ряд так, чтобы он мог распределить свой заказ по различному качеству и размерам камней. Переговоры о том, что возможно, а что нет и самое главное — за какие деньги, часто приводит к тому, что партнеры попадают в положение, когда у них попросту нет выбора.
Немецкая ювелирная промышленность, к сожалению, больше практически не является нашим клиентом. Мы обслуживаем меньше 10% от рынка Германии. Камни высококачественной огранки редко находят покупателей в Германии. Производители и ювелиры обычно предпочитают среднюю или плохую огранку, стоящую на несколько евро дешевле, чем превосходный продукт. Это грустно, поскольку разница во внешнем виде между хорошо ограненным бриллиантом и камнем с плохой огранкой больше, чем разница между настоящим алмазом и цирконом. Также превосходно ограненный бриллиант Wesselton P1 (т.е. с включениями, заметными невооруженным взглядом) отражает больше света, чем плохо ограненный чистый бриллиант, хотя последний стоит в три раза больше. Стремление к экономии частных немецких покупателей, сравнивающих все цены и выбирающих самую низкую, в результате подводит их. Для них было бы лучше приобретать камни на один уровень цвета и чистоты ниже, но с огранкой высшего качества.
 
 
 
   

БРИЛЛИАНТ
ПРОДАЖА БРИЛЛИАНТОВ
КОНТАТКЫ